84 episodes

Редакторы и гости проекта «Полка» разговаривают о книгах, о жизни, о том, как они связаны, о приключениях идей, странностях истории и тщете всего сущего. Что делать? Кто виноват? Как найти покой в наши мрачные дни? Мы ищем ответы в том, что написано до нас и пишется сегодня. Этот подкаст готовят и ведут Юрий Сапрыкин, Варвара Бабицкая, Лев Оборин и Полина Рыжова.

Полк‪а‬ Полка・Студия

    • Arts
    • 4.7 • 35 Ratings

Редакторы и гости проекта «Полка» разговаривают о книгах, о жизни, о том, как они связаны, о приключениях идей, странностях истории и тщете всего сущего. Что делать? Кто виноват? Как найти покой в наши мрачные дни? Мы ищем ответы в том, что написано до нас и пишется сегодня. Этот подкаст готовят и ведут Юрий Сапрыкин, Варвара Бабицкая, Лев Оборин и Полина Рыжова.

    Ситуация критическая

    Ситуация критическая

    Критика — неотъемлемая часть литературы, а в России она почти всегда претендовала на нечто большее. Властитель дум, просветитель, навигатор в мире новинок, вздорный ругатель, политический мыслитель, рафинированный эстет, борец с пошлостью, мракобес, доносчик — в истории русской литературы есть критики, выступавшие в самых разных амплуа. От Белинского до современности — редакторы «Полки» пытаются разобраться, какой была русская литературная критика, к чему она пришла и зачем она была нужна в разные эпохи.

    • 42 min
    Несчастливы вместе

    Несчастливы вместе

    Недавно в «Новом литературном обозрении» вышла книга Михаила Долбилова «Жизнь творимого романа» — исследование о том, как менялся, от черновика к черновику, от варианта к варианту, текст «Анны Карениной». Вдохновившись этой книгой, редакция «Полки» решила обсудить сам роман Толстого, который при каждом перечитывании открывается с совершенно новой стороны. Что здесь важнее: характеры или идеи? Как Толстой вписывает собственные размышления и переживания в ткань романа, как исторические события и факты — от адюльтера в царской семье до Русско-турецкой войны — повлияли на его окончательный облик? Наконец, мы обсуждаем, как устроено, «сделано» тщательно выстроенное здание «Карениной» — романа, в котором гораздо больше символического и мистического, чем мы привыкли видеть в «эпоху реализма».

    • 1 hr
    Шляпа волшебницы

    Шляпа волшебницы

    Людмиле Стефановне Петрушевской — 85! Редакция «Полки» собралась, чтобы записать сбивчивое и горячее признание в любви — к прозаику, драматургу, поэту, мемуаристу, блогеру, художнику, певице. Почему Петрушевская — современный классик, чьи книги можно поставить с ней на одну полку? Что нужно у неё в первую очередь читать — и как сквозь страшное, бытовое и сиюминутное у неё просвечивает вечное и райское? От «Своего круга» и «Московского хора» до пусек бятых и поросёнка Петра — обо всём этом в новом выпуске нашего подкаста. С юбилеем, дорогая Людмила Стефановна!

    • 47 min
    Наш ответ интернету

    Наш ответ интернету

    Как и было обещано, в новом выпуске нашего подкаста редакторы «Полки» отвечают на ваши вопросы, дорогие слушатели и читатели. Спасибо вам за эти вопросы! Отличия поэзии от прозы, вирд-фикшн у Гумилёва, Кржижановского и Романа Михайлова, селф-хелп и психоделия в русской литературе и другие интересные вещи: обо всём этом слушайте на любых удобных для вас платформах!

    • 59 min
    Нужное зачеркнуть

    Нужное зачеркнуть

    Цензура сопровождала русскую литературу всегда — со времён древнерусской церковной книжности до нынешнего времени, когда она вроде бы формально запрещена. Редакция «Полки» рассказывает, как писатели жили в непрошеных отношениях с цензорами — в число которых иногда входили цари и генсеки. Что думал о цензуре Пушкин, как работали тамиздат Герцена и самиздат советских пишущих машинок, помешает ли непрозрачная упаковка прочитать книги неугодных власти современников?

    • 1 hr 9 min
    Переводы в Россию из-за рубежа

    Переводы в Россию из-за рубежа

    Недавно «Полка» провела большой опрос: какие зарубежные писатели XX века сформировали русского читателя? Оказалось, что на это влияло множество вещей: и доступность текстов, и соперничество переводческих школ, и советская цензура, и ситуация с авторскими правами, и, разумеется, мода, которая в одних случаях оказалась скоротечной, а в других переросла в стойкую любовь. Хемингуэй и Борхес, Сэлинджер и Вулф, Брэдбери и Линдгрен — как они приходили к нам, как встраивались в канон чтения и что в нём меняли? Обо всём этом мы разговариваем в новом выпуске подкаста «Полки».

    • 51 min

Customer Reviews

4.7 out of 5
35 Ratings

35 Ratings

Elena VN ,

👍 👍 👍

Любимый литературный подкаст

YevMon ,

Разочарование

Подкаст после 24 февраля превратился в жалкое подобие самого себя, ровно как и его ведущие. Бесхребетные попытки эстетизации войны и поисков оправданий, использование термина «специальная операция» как общего места и термина лишенного контекста.
И правда, российская культура как и ее страна и ее народ за последние пару сотен лет не принесли этому миру ничего, кроме смерти, страданий и разрушений. Вы настолько жалки, что даже не попытались поговорить о колониальности литературы, и о том почему последние 30 лет вели себя так, будто никогда не были империей и вам не за что извиняться перед колонизированными народами. Вы жалкие псевдоинтелектуалы.

ulkar_agha ,

Лучший подкаст о русской литературе

Как же не хватало вот таких дискуссий о любимых книгах! Большое-пребольшое вам спасибо из Нью-Йорка! Очень нравится системный подход, когда проводятся параллели между произведениями из разных эпох. И очень здорово также узнавать о работах менее известных авторов.

Top Podcasts In Arts

Fresh Air
NPR
The Moth
The Moth
McCartney: A Life in Lyrics
iHeartPodcasts and Pushkin Industries
99% Invisible
Roman Mars
Fantasy Fangirls
Fantasy Fangirls
Tetragrammaton with Rick Rubin
Rick Rubin

You Might Also Like

Лекции Arzamas
Arzamas / Арзамас
Закат империи
libo/libo
Зачем я это увидел?
Arzamas
Базаров порезал палец
Борис Прокудин, Филипп Жевлаков, Анастасия Медведева
Крупным планом
Кинопоиск
Акулы Пера
Burdinana